Может ли онлайн-образование заменить традиционное?

образование онлайн рки

Онлайн-образование // giphy.com

Может ли онлайн-образование заменить традиционное?

Мнения ученых о дистанционном обучении, онлайн-форматах университетских курсов и контроле знаний.


Рост популярности онлайн-образования и предположение, что им можно запросто заменить традиционное, не новость. Но перевести в онлайн все образовательные практики — от лекций и семинаров до практических занятий и проектных работ — пока представляется невозможным. 


ПостНаука попросила экспертов поразмышлять о том, есть ли будущее у онлайн-образования как института и как оно будет взаимодействовать с традиционными формами.


Авральный переход на онлайн-образование в период карантина подразумевает, что мы воспроизводим все то же самое, что было в офлайне: университеты пытаются организовывать такие же лекции и такие же семинары по тому же расписанию. Можно сказать, что мы молодцы и коронавирус (почти) не мешает нормальному течению нашей жизни. Но ведь можно и не просто воссоздавать прежнюю действительность, а подумать о том, что лишнего было в привычных формах занятий и, наоборот, что нового можно теперь привнести в образование.
Онлайн ставит под вопрос синхронность: так ли необходимо, чтобы тридцать человек собирались у экранов в одно время и слушали одно и то же? Это, конечно, дает студентам возможность публично задавать вопросы и устраивать дискуссии, но на большинстве занятий такой интерактив все равно занимает ничтожную долю времени — так почему бы вместо этого не выложить презентацию и запись, которую продвинутый студент прослушает за кофе с ускорением в 1,5 раза, а менее продвинутый — с паузами, поиском непонятного в Google и вопросами к преподавателю в чате?
Онлайн-образование дает возможность оптимизировать затраты времени и сделать курсы разных уровней, которые будут подходить для всех: мы избавимся от ситуаций «давайте подождем еще пять минут, пока все сделают задание, а те, кто уже сделал, расслабьтесь» и «я ориентируюсь на сильных студентов, а что слабые не понимают, так это их проблемы». Например, лично я в своих курсах корпусной и компьютерной лингвистики с удовольствием вынес бы в продвинутый уровень все математические доказательства, которые прежде демонстрировал на доске под ритмичный храп двух третей студентов. Правда, такие многоуровневые курсы — это только мечта: их невозможно изготовить за один день. И вообще, чего мы сейчас практически не наблюдаем, так это хорошо подготовленного онлайна: видеолекций, которые не транслируются в эфир с «эканьем» и «ой, простите, я здесь ошибся в знаке», а записываются с пяти попыток, пока наконец не получится хорошо, и заданий, которые специально адаптированы для дистанционной работы.
Рекомендуем по этой теме:



ЖУРНАЛ
Отношения в цифровой среде
И, конечно, для новой модели образования не решено множество проблем, связанных с учетом, контролем и оплатой. В офлайне было принято считать в часах: студент платит за то, что ему предоставляют столько-то часов занятий, а преподаватель обязан физически присутствовать в аудитории столько-то часов. Что происходит в эти часы, не так важно: никто не запрещает вести скучные семинары — важно только, чтобы они проводились. 
Теперь же со времени надо переориентироваться на результат, и возникает вопрос: 
  • а зачем профессору читать одну и ту же лекцию разным потокам студентов, когда можно записать ее один раз и дальше давать слушать? 
  • зачем вести одинаковые семинары, если можно записать видеоразборы задач и присылать на них ссылки?
  •  а стоит ли таким преподавателям платить зарплату, если они записали видео и теперь лежат на печи?
  •  а получил ли студент образовательные услуги в том объеме, за который он заплатил, если он прослушал записанную лекцию на удвоенной скорости, потому что профессор очень медленно говорит? 
  • а как мы проверим, что студент вообще чему-то научился и что ему надо выдать диплом, если списать на экзамене теперь легче легкого? 

Вероятно, университетское сообщество найдет ответы на все эти вопросы, но неясности будут сильно тормозить развитие дистанционного образования. Пока что университету гораздо проще завести журнал учета проведенных по Zoom занятий и следить, чтобы соблюдалось старое расписание, чем думать об оптимизации процессов. Но надеюсь, что в перспективе выиграют те, кто найдет в себе смелость придумывать и внедрять новое.



На мой взгляд, прогресс — это увеличение возможностей и созидательное усложнение системы. И как дополнение к существующей системе образования, в которую входят лекции, семинары, обсуждения, сдача экзаменов и листочков с задачами, онлайн-образование, это прекрасная дополнительная возможность. Кому-то нравится слушать лекции онлайн, чтобы иметь возможность поставить видео на паузу и поискать дополнительные материалы, перемотать назад, если что-то непонятно, параллельно решать задачи, а кому-то — лично присутствовать на лекциях и семинарах и задавать вопросы преподавателям. Но образование — это не просто прослушивание лекций и семинаров или решение задач, а интерактивное общение с коллегами и преподавателями.

Будущий ученый или специалист должен быть погружен в коллектив интенсивно работающих людей для более глубокого понимания предмета. В связи с этим я нахожу предложения перевести все образовательные практики в онлайн крайне возмутительными. Особенно если они исходят от людей, в этом ничего не понимающих, с минимальным или вообще отсутствующим опытом воспроизводства успешных ученых и инженеров. Возможно, переход только на одностороннее онлайн-образование полностью разрушит систему образования или сильно ухудшит ее — хотя бы потому, что сократит количество возможностей его получения. Как я заметил выше, можно комбинировать онлайн образование с обычным, но ни в коем случае не заменять одно другим.

Меня в этом контексте особенно возмущают предложения закрыть провинциальные университеты, а вместо них записать онлайн-курсы от преподавателей ведущих столичных вузов и дать их смотреть студентам из провинции. Исключать общение студентов с местными профессорами на местах — это просто преступление, которое без вопросов приведет к катастрофическим последствиям, пусть даже эти профессора менее признаны на международном уровне.

Я считаю, что основой нашей цивилизации является школа в широком смысле этого слова, как система, в которой мастера своего дела передают знания ученикам. Она требует интерактивного интенсивного общения — погружения в коллектив и участия в научной и инженерной деятельности.

Например, лучшей технической школой СССР и, возможно, даже всего мира во второй половине XX века, на мой взгляд, являлся Физтех (МФТИ), если судить по результатам, а не по конъюнктуре, связанной с вручением премий. В основе системы Физтеха лежала необходимость сдавать задачи по всем проходимым предметам каждый семестр. В эру зарождения Физтеха прием задач проходил в формате обсуждения при личной встрече с преподавателем. Студент сдавал каждую задачу по отдельности, объясняя, как он ее решил. В современном представлении такой подход кажется субъективным: считается, что для объективного оценивания студент должен сдавать тесты и оценка не должна основываться на мнении преподавателей о том или ином человеке. Я против такого взгляда на обучение, так как его имплементация уничтожит само понятие научной школы в том смысле, в котором я сказал. Можно добавить отдельно (сверх описанной выше) систему независимой оценки результатов, если в этом есть необходимость, но заменять первую на вторую преступно.

Обычно в этот момент в качестве контраргумента приводится система образования в США, построенная на тестах. Однако, если знать последнюю лучше, можно увидеть, что техническое образование в США реально работает только на уровне магистратуры и аспирантуры, где собранные сливки со всего мира интенсивно работают в плотном контакте с ведущими мировыми учеными. По крайней мере, так было до последнего времени. А начальное образование в США — во всяком случае, техническая и естественно-научная его часть, — оставляет желать лучшего.

Мой собственный опыт с онлайн-образованием заключается в следующем. Несколько лет назад Высшая школа экономики записала курс лекций по общей теории относительности для онлайн-платформы Coursera, где я выступил лектором. За пять лет на него записалось около 30 тысяч человек. Из них лишь несколько тысяч начали что-то делать, а полностью сдали курс чуть более сотни слушателей. Мне приходилось помогать студентам, отвечая на их вопросы онлайн.

Сразу были видны и положительные, и отрицательные черты такой системы. Из положительных черт хочу отметить, что Высшая школа экономики, записывая много подобных курсов на разные темы, хотела заявить о себе на международной арене, что ей вполне удалось. С другой стороны, люди в самых удаленных уголках планеты смогли получить доступ к вполне приличному, если не сказать хорошему образованию.

Из отрицательных черт могу сразу отметить: если на курс записано несколько сотен человек, физически лектору невозможно проверить все их решения задач. А простое тестирование в случае такого сложного предмета, как общая теория относительности, не даст объективной оценки понимания предмета. Поэтому применялась другая система: после того как студент загружает в систему свое решение задач, Coursera высылает ему правильное решение и предлагает оценить то, как справились с заданием некоторые из его сокурсников. В итоге каждый студент получает оценку от нескольких других студентов и кураторов курса, которые помогают преподавателю. Очевидно, что студент, только познакомившись с предметом, не способен всегда правильно оценить решение, особенно если оно отличается от стандартного. Помимо этого, некоторые слушатели курса жульничали: они загружали неверное решение, получали верное и через некоторое время возвращались и сдавали списанное решение, чтобы получить высокую оценку.

Когда из-за пандемии все вузы начали пытаться перейти на дистанционное обучение, я записал несколько видеолекций своего курса по классической электродинамике (теории поля) и принимал у студентов решения задач через Telegram. При этом я не мог посмотреть, как студенты решают эти задачи, помогает им кто-то или нет, поэтому требовал, чтобы они писали подробные ответы на мои дополнительные вопросы на листочках и присылали мне фотографии. Для людей, которые хотят получить лишь базовые знания, такой способ сдачи заданий и получения образования не очень плох. Заинтересованные студенты могут присылать вопросы по моим лекциям по электронной почте или в Telegram, и я всегда на них отвечаю. Но это требует очень много времени и сил, и преподаватель справляется с проверкой заданий сносно, если у него очень небольшая группа студентов. В случае если преподавателю приходится работать с целым потоком, проверить и оценить все задания физически невозможно.

Есть мнение, что для эффективной дистанционной работы со студентами нужна единая платформа. Я против унификации инструментов онлайн-образования. Если признанным ученым и педагогам, специалистам в своей области удобно пользоваться определенными платформами, почему кто-то должен им это запрещать и навязывать какую-то другую систему? Наоборот, нужно прийти к преподавателям и спросить у них, как создать условия для продуктивной работы. Придумывать систему из головы, а потом прогибать под нее всех преступно.





Я считаю, что онлайн-образование не заменит живого общения преподавателей и студентов. Онлайн-практики должны гармонично интегрироваться в традиционную образовательную среду. В случае с точными и естественными науками отсутствие обратной связи ведет к проблемам. Когда преподаватель читает лекцию у доски, он видит реакцию студентов — засыпают они или нет, понимают или нет — и может свободно перестраивать изложение прямо по ходу лекции, адаптируя материал под аудиторию. Если преподаватель записывает лекцию для онлайн-курса, перед ним не живые люди, а некий усредненный студент, и приходится сводить материал к среднему уровню. В итоге одни студенты недополучают знания, а другим приходится прилагать огромные усилия, чтобы разобраться в материале.

Наша образовательная программа iPhD «Биоматериаловедение» подразумевает большое количество практических занятий. Открывая эту программу, мы предполагали, что студенты станут проводить много времени в лабораториях, семинары будут сведены к общению с ведущими экспертами-практиками, а на лекциях преподаватели будут делиться своим опытом и рассказывать вещи, которые невозможно найти в учебниках. Очевидно, в случае с практикоориентированными направлениями лабораторную часть перевести в онлайн пока нельзя, а лекции и семинары должны оставлять возможность для живого общения.

Онлайн предлагает много прекрасных возможностей — от новых вариантов коммуникаций до осознания возможности жить без бумажных документов. Многие отчеты, документация, краткие домашние задания прекрасно живут онлайн, и связанные с ними онлайн-практики стали обязательными. В нашем университете онлайн-платформы используются давно. Многие преподаватели пользуются Canvas: там выкладываются домашние задания, презентации и материалы к курсам. Возможность написать преподавателям на почту или в мессенджер делает их более доступными для студентов, что с точки зрения образования большой плюс. Но это существенно увеличивает нагрузку преподавателя.

В целом онлайн-образование подходит мотивированной, возможно, более взрослой аудитории, которая уже понимает, для чего она учится, например магистрантам. Многим студентам приходится нелегко: онлайн-режим заметно расслабляет. Даже мотивированным студентам требуется время, чтобы перестроиться на новый режим работы, а перед теми, кому мотивации не хватает, возникает непреодолимая пропасть. Чтобы обучение было эффективным, расписание онлайн-занятий необходимо выстраивать так, как если бы это были живые лекции и семинары. Очень важно строго придерживаться графика: любой перенос занятий приводит к расслаблению и преподавателей, и студентов. Этого допускать нельзя.

У онлайн-обучения есть будущее, и оно весьма светлое. Уверен, что в будущем оно точно станет неотъемлемой частью образовательного процесса. Онлайн-инструменты позволят преподавателям переосмыслить свои курсы, сделав их более содержательными, а процесс обучения — более эффективным. Однако для сохранения качества образования и скорости усвоения информации онлайн лишь интегрируется в процесс живого общения.




Я считаю, что полный переход на онлайн-образование невозможен. Онлайн-инструменты могут поддерживать традиционную систему образования, но они никогда не заменят ее. Я веду курсы, связанные с психологическим консультированием. При подготовке программы для дистанционного обучения на карантине мне пришлось исключить некоторые важные для моей специальности упражнения, связанные с живым общением. Какие-то практики можно адаптировать к онлайн-среде: в некоторых программах для видеоконференций можно организовать работу в парах. Но большую часть практики нельзя провести онлайн. Психологическое консультирование — это на 90% личная встреча. Даже практикующие коллеги, которые консультируют онлайн, обычно стараются делать это только в крайних случаях и предварительно планируют несколько личных встреч, чтобы установить с клиентом непосредственный контакт.

В моих курсах лекционная часть небольшая, ее можно перевести в онлайн-формат. Но мне как преподавателю не доставляет удовольствия говорить практически в пустоту. Многие мои коллеги жалуются на усталость и напряжение после онлайн-занятий. В ходу шутка: если болит одна половина головы — это мигрень, если вся — это онлайн-образование.

До карантина у меня был опыт преподавания практикоориентированных дисциплин онлайн в качестве ознакомительного курса. Когда мне это предложили, я беспокоилась, что это невозможно осуществить, и была приятно удивлена, когда оказалось, что это не так. Но это возможно только в небольшом объеме и в ознакомительных целях. Скорее всего, в онлайн возможно перевести недолгосрочные программы, такие как курсы повышения квалификации. Как правило, они требуются мотивированным людям, у которых есть конкретные цели и задачи. Но основное образование — школьное, университетское, где важной задачей является формирование мотивации, профессиональных ценностей и мышления, — невозможно без живого общения.
Рекомендуем по этой теме:


ВИДЕО

12598 146
Образование в течение всей жизни




В онлайне все дискретно: люди существуют по отдельности, задачи существуют по отдельности. Человек должен постоянно переключаться между задачами, удерживать их в фокусе внимания. Аудитория — это общее поле, в котором все существует в едином акте восприятия. В таких условиях обучение проходит намного легче.

В онлайне мы пытаемся структурировать ход занятий: учимся говорить по очереди во время групповых дискуссий по видеосвязи. Возможно, технические средства расширят возможности для контакта в онлайн-среде. Но это не поможет вернуть ощущения, которые есть во время живых лекций и семинаров. Моя коллега отметила, что онлайн совсем не вдохновляет. В аудитории можно фиксировать невербальную коммуникацию между студентами и на ее основе модерировать беседу. Один студент выразительно оглядывается на другого, пока третий высказывает свое мнение, и преподаватель понимает, что нужно дать слово кому-то из этих двоих. Кто-то, планируя свой ответ, следит за реакцией соседа. Все это делает дискуссию более плодотворной. Конечно, есть люди, которым психологически легче высказываться в онлайн-формате. Но в целом живое общение — это источник вдохновения и для преподавателей, и для студентов. Даже когда преподаватель читает поточные лекции, он все время следит за аудиторией и имеет возможность перестроиться в случае, если студенты не понимают материал, изобразить что-то на доске и так далее. Онлайн практически исключает возможность для импровизации.

У онлайн-платформ есть свои плюсы. В частности, они позволяют систематизировать документы, создавать красивые презентации, графики, загружать видео. Это помогает разнообразить обучение. Можно не тратить время на дорогу до университета, но это довольно сомнительная выгода. В целом я лучше проведу три живых занятия, чем два онлайн.



Образование включает три связанных между собой, но очень разных измерения. С одной стороны, образование — это приобретение навыков, совокупность которых можно назвать определенным способом мышления. В этом смысле выпускники биофака отличаются от выпускников филфака: они по-разному мыслят, формулируют задачи и их решают. Когда человек приходит работать в сферу, соответствующую его специальности, предполагается, что он умеет определенным образом ставить задачи и решать их. С другой стороны, образование — это приобретение знаний. В ходе обучения человек узнает то, чего он не знал, и формирует собственную картину мира. Третье значение образования — социализация как интеграция в определенную среду, получение определенных социальных маркеров, выстраивание связей. Школьники и студенты получают образование во всех трех смыслах. Одно измерение может довлеть над другим при выборе университета.

Чтобы понять, можно ли перевести образование в онлайн, нужно разобраться, о каком его измерении идет речь. Осваивать навыки и методы онлайн и без помощи тьютора очень тяжело: человечество пока не изобрело более эффективного способа обучения, чем передача навыков от мастера к ученику. Конечно, можно научиться кодить, вышивать крестиком или правильно отжиматься с помощью роликов на YouTube. Но без человека, который направляет ученика и помогает ему разобраться с ошибками, обучение неэффективно. Можно научиться бегать по видеоурокам, но наличие тренера убережет от травм, которые можно получить при неправильном освоении техники.

Во время связанного с пандемией вынужденного перехода на дистанционное обучение многие университетские преподаватели стали испытывать трудности, потому что практически невозможно передать студентам некоторые навыки без возможности взаимодействовать с ними напрямую в лаборатории или аудитории. При подготовке будущих хирургов необходимо, чтобы рядом с ними были люди, способные передать опыт и знания о том, как оперировать. Архитектор может освоить некоторые навыки с помощью видеоуроков, но, чтобы построить дом, ему необходим опыт проектирования в физическом пространстве с другими людьми.

Совсем другое дело — передача знаний. Знания несомненно можно упаковать в онлайн-форму. Более того, онлайн предоставляет гораздо больше возможностей для упаковки знания. Правильная подача существенно облегчает потребление контента. В онлайне потребитель, ученик любого уровня может усваивать знания с комфортной ему скоростью. В системе «перевернутого класса» (blended learning, смешанное обучение) взаимодействие внутри группы школьников или студентов происходит для того, чтобы обсудить, какой контент они потребили до начала занятий и что узнали с его помощью. Многие студенты смотрят и слушают лекции профессоров на онлайн-ресурсах, таких как ПостНаука или Arzamas, а профессора сами рекомендуют их в качестве дополнительного материала. Прослушать короткую лекцию или прочитать увлекательный лонгрид, над которым поработали научные журналисты и редакторы, гораздо комфортнее, чем продираться через сухо написанный учебник.

Освоение навыков и методов офлайн и приобретение знаний онлайн — наиболее эффективный и конструктивный способ совмещения онлайн- и офлайн-образования. Онлайн пока не может дать студенту социальный статус. До сих пор образование, полученное онлайн, не воспринимается работодателями и рынком как что-то достаточно значимое. Должно пройти еще десятилетие, прежде чем люди, выросшие в онлайн-среде, начнут принимать решения о найме и будут учитывать навыки и знания кандидатов, полученные онлайн, наравне с дипломом о традиционном образовании.

А что вы думаете об онлайн-образовании? 
Сможет ли оно заменить традиционное? 




Источник: Постнаука

Комментариев нет:

Отправка комментария