Самый лучший день заходил вчера


Бытует мнение, что сочетание «самый лучший» является нарушением нормы литературного языка в силу недопустимого смешения простой формы превосходной степени («лучший» как «высочайший») и сложной («самый» + «хороший», «высокий» и т. д.). Оно поддерживается подобными высказываниями: «Нет и не может быть формы “самый красивейший”. У прилагательного “хороший” есть две превосходные степени: “лучший” и “самый хороший”. А если нам все время приходится слышать “самый лучший”, это еще не значит, что такая форма правильна» (Г. А. Крылов. Словарь ошибок русского языка). 
Проблема, однако, в том, что нам приходится все время это не только слышать, но и читать — как в современных текстах, так и в произведениях классики. 

Ситуация осложняется тем, что авторитетные нормативные руководства, как правило, обходят сочетание «самый лучший» молчанием. Оно нигде не запрещается, но редко где разрешается явно. Отметим, например, академическую грамматику 1952 г. и «Большой толковый словарь правильной русской речи» Л. И. Скворцова, где «самый лучший» эксплицитно отнесено к числу нормативных способов выражения превосходной степени. (Добавим, что это сочетание многократно встречается в толкованиях и в иллюстрациях в словаре под ред. Д. Н. Ушакова и в Малом академическом словаре. В качестве иллюстрации оно фигурирует и в Большом толковом словаре под ред. С. А. Кузнецова, несколько раз встречается в числе примеров, приводимых в академической грамматике 1980 г.)

Подобная недосказанность имеет под собой основания. Если смешение простой и сложной форм сравнительной степени («он более лучше») в литературном языке абсолютно недопустимо, то в отношении схожего смешения форм превосходной степени ситуация намного сложнее. Л. А. Булаховский в свое время отмечал, что вплоть до середины XIX в. сочетание вспомогательного слова «самый» с простой формой превосходной степени на -ейший типа «самый древнейший народ в мире», «по самой выгоднейшей цене» и т. п. было регулярным. Для середины XX века такое явление Булаховский характеризовал как «все более редкое в книжном употреблении». Однако в наше время Ю. П. Князев, известный специалист по морфологии, пишет: «между тем сочетания слова “самый” с формами на -ший и сейчас звучат совершенно естественно». 

Действительно, нетрудно убедиться в том, что в современной нормированной письменной речи очень частотны не только «самый лучший», но и «самый худший», «самый высший», «самый низший», «самый ближайший». Кроме того, и в прессе, и в художественной литературе встречаются сочетания и с другими прилагательными: «самое драматичнейшее развитие событий», «самым подробнейшим образом», «в самой богатейшей книжной коллекции», «в самых древнейших наскальных надписях», «самые величайшие исполнители Британии», «под самым жесточайшим контролем», «самые мельчайшие подробности», «с самого нежнейшего возраста», «самых гнуснейших извращений», «самой коварнейшей и очаровательной антисоветской книги», «кучу самых разнообразнейших дел», «самого прекраснейшего из Людовиков-королей», «был из самых честнейших людей», «сейчас самое труднейшее время», «самая ничтожнейшая жизненная подробность» (все примеры из НКРЯ) и др.

Чтобы разобраться в этом явлении, надо вспомнить об особенностях употребления слова «самый». Обратим внимание на прилагательные «крайний», «нижний», «верхний», «главный», которые обозначают «крайние точки на шкале градаций» (Ю. П. Князев). Они не имеют форм сравнительной степени (может быть, за исключением слова «главный»), но имеют сложные формы превосходной степени. При этом превосходная степень равна по смыслу положительной, употребление слова «самый» здесь избыточно: «крайний ряд» = «самый крайний ряд», «верхний/нижний этаж» = «самый верхний/нижний этаж», «главная задача» = «самая главная задача».

Так же ведет себя слово «самый» и в сочетании с существительными (отождествительные выражения «тот самый», «этот самый» мы в данном случае не рассматриваем). Это существительные, обозначающие некие крайние или кульминационные точки в пространстве или времени: «в самом начале», «в самом конце», «до самой смерти», «с самого рождения», «на самом краю», «в самом центре», «над самой головой», «в самом разгаре» и т. п. Слово «самый» и здесь, по сути, плеонастично и служит скорее средством эмфатического подчеркивания достижения некоего предела.

Вернемся к прилагательным в форме превосходной степени. Они также мыслятся как предел на градационной шкале усиления признака. Поэтому и слово «самый» здесь оказывается уместно, оно выполняет те же функции, что и в сочетаниях «самый верхний» или «до самой смерти». Таким образом, говоря о нормативности или ненормативности сочетания «самый лучший», не следует забывать, что подобное употребление имеет под собой в русском языке не только исторические, но и системные основания.



Источник: Глазарий языка

Комментариев нет:

Отправить комментарий