Как мы учимся читать?

Лингвист Екатерина Протасова и психолог Татьяна Логвиненко об этапах овладения грамотой, закономерностях работы мозга и эффективных способах обучения чтению.


Правильнее говорить не об овладении чтением, а об овладении грамотой. Дети одновременно учатся писать и читать. Легче всего изобразить буквы А и О. Буква А часто встречается и есть во многих именах и в словах «мама» и «папа». О — это круг, и его трудно испортить, потому что круговые движения совершать довольно легко. Какой бы неровный круг ни нарисовал малыш, все равно получается О. Эти буквы ребенок находит в словах уже в двухлетнем возрасте, а кроме них — буквы М, П и те, из которых складывается его имя (особенно если он ходит в детский сад и вещи подписаны). Некоторые родители подсказывают: «М — заборчик, П — воротца, З — змея». Конечно, цифры часто тоже становятся осваиваемыми знаками, но тут принцип другой: один знак соответствует абстрактному множеству.
Вывески, на которых короткие слова напечатаны крупными буквами, также легко опознаются по некоторым понятным ребенку признакам (например, по наличию нескольких букв А или по цвету, а в целом ребенок читает слово). Дальше начинается разнообразие путей: одни дети довольно быстро привыкают разбирать слова, другие долго возятся с овладением буквами. Например, буквы не собираются из частей: полуовал, две черточки — это Б, а как соединить их в единый стандартный образ — загадка. Вроде бы все на месте, а результат не тот: части в беспорядке, одна черточка слишком длинная, другая слишком короткая, на всякий случай рисуется еще одна под углом... Иными словами, требуется время, чтобы ребенок рисовал букву именно так, как положено, не переворачивая ни зеркально, ни вверх ногами. Образы печатной, прописной и строчной букв, помещенных на кубиках, находящихся в магнитной азбуке, написанных от руки, а возможно, из разных шрифтовых гарнитур, должны соединиться в сознании (графема и аллографы).

Все методисты рекомендуют называть букву только одним звуком (без призвука), не давая ей названия, чтобы легче было соединять звуки в слоги. Существенный момент в овладении чтением: ребенок буквально вдруг догадывается, что два звука соединяются в слог и произносятся слитно (М+А=МА). 

Это самый простой случай, но на нем строится все остальное: соединение большего числа букв в слог, нескольких слогов в слово, оглушение и озвончение, смягчение согласных, редукция (сокращение) гласных. 

На каждый шаг уходит определенное количество времени. Последние этапы преодолеваются тогда, когда за буквами и слогами ребенок начинает видеть целостное слово и догадывается, как произнести его целиком (ошибки в ударении преследуют нас до конца жизни). Не обойтись без исключений, таких как «солнце» и «лестница». В случае, когда осваивается первый язык, обучение грамоте на языках с прозрачными алфавитами (звук и буква соотносятся почти взаимно однозначно) занимает около полугода, обучение русской грамоте — около года, обучение французской — в среднем полтора, английской — около двух лет. В русском языке важно деление на слоги, в английском — целостное видение слова. 
Изучение иероглифических алфавитов может занять несколько лет. Обучение грамоте на втором языке всегда происходит легче и быстрее, чем на первом, потому что сам принцип сочетания знаков в слова уже усвоен.
Еще раньше начинается овладение функциями книги. Шестимесячный младенец книгу грызет и сосет, как любой предмет из своего окружения. Потом учится переворачивать страницы (не сразу по одной), понимать, где верх и низ у изображения. Сегодня рекомендуют читать даже новорожденным. Значит, идея того, что с книгой связана определенная поза, рассматривание картинок, слушание текстов уже стали привычными. Некоторые тексты выучиваются наизусть до того, как ребенок понимает соотношение количества букв на странице и длины рассказа. С другой стороны, малыш видит, как взрослые что-то пишут на компьютере (стучат по клавишам), набирают в телефоне, обозначают буквами, написанными от руки (записка на холодильнике, пожелание на открытке, лозунг ко дню рождения). Ребенок начинает улавливать зависимость: значки и строчки передают смысл. Он сам «делает книги» (складывает листки, имитирует иллюстрации и подписи под картинками), составляет записки (оставляет следы карандаша и «заборчики» на листках бумаги), а потом просит прочитать, что он написал, и даже сердится, если звучит не то, что было задумано. Однако сегодня дети чаще набирают строчки в текстовом редакторе и мобильном телефоне и заваливают сообщениями, в которых перемежаются буквы, символы и смайлики, своих родственников. Одновременно при этом осваиваются функции чтения и письма, а также формы коммуникации, присущие современному миру.

Буквы присутствуют в жизни ребенка с рождения, причем, как правило, это надписи на разных языках (на игрушках, одежде, продуктах питания и так далее). Развитие умения выразить свою мысль линейно и последовательно — подготовка к овладению грамотой, равно как и умение искать, воспроизводить, составлять, имитировать последовательности изображений, штрихов, движений, звуков (с точки зрения пространства и времени, например, махания рукой — три раза вверх-вниз, потом два раза справа налево; один раз стучим баночкой по столу, два раза по стулу, один раз по руке — и повторяем), делать это быстро или медленно, менять руку. Узнавание персонажей, установление логических связей, подготовка руки к письму — элементы обучающего характера (элементы соединяются, карандаш движется от одних деталей к другим, рисуем то же, но другого цвета, либо побольше — поменьше, либо на другой поверхности, либо зеркально, дополняем до целого, переносим по клеточкам, соединяем по точкам и так далее). Дети могут озвучивать сказку, листая книгу, рассказывать историю об игрушке, комментировать свои фотографии в альбоме — так возникает идея текста.

Сравнительно рано ребенок понимает разделение речи на устную и письменную, осознает, для чего он и остальные пишут и говорят. По интонации и просодии догадывается, что сейчас происходит: чтение или свободная речь. В различных ситуациях повседневной жизни выявляются стилистические особенности речи. Почти все дети обучаются грамоте, но делают это в разном темпе. Исследования показывают, что нет прямой зависимости между возрастом, в котором ребенок научился читать, и его успеваемостью
Люди с синдромом Дауна могут обучаться и овладевать грамотой на двух языках в одинаковой степени. Если у ребенка в четыре года сохраняется много проблем, скорее всего, они перекочуют и в школьный возраст. Проблемы устной речи пятилетнего с высокой степенью вероятности станут проблемами в чтении и обучении академическим навыкам. Плохо, если у ребенка проблемы с пониманием, если он не общается даже при помощи жестов, не имитирует движений тела.


Существуют тысячи способов научить ребенка читать, и многие из них предусматривают сложную работу с отстраненными сущностями. На сайтах предлагаются разнообразные ресурсы в помощь родителям и воспитателям, и все же поиски могут оказаться громоздкими. Проблемой может оказаться, что практики редко формулируют, в чем именно они нуждаются. Самый простой способ — обильное чтение взрослыми ребенку, вместе с ребенком, ребенком взрослому, ребенком другим детям и тому подобное. Книги ранжируются по размеру букв, расстановке ударений, делению на слоги, длине слов, тематике (рекомендуют подбирать каждому наиболее интересные для него книги) и так далее. Особенности чтения показываются цветом, надстрочными и подстрочными знаками, тире (дефисом) или вертикальной чертой. Есть методики, основанные на чтении собственных текстов, на картинных словарях, на электрических игрушках.

Множество методик дают представление об орфограммах. Ошибки на письме и при чтении часто нужны, чтобы узнать правило или исключение. В классификации ошибок часто говорят о забегании вперед (ложном предвосхищении), влиянии уже прочитанного на последующее чтение, повторении того, что уже было прочитано, подмене одного другим. В грамотности визуальная память столь же важна, как и слуховая, и первые диктанты должны быть орфоэпическими: прежде чем проверять, нужно научить. Поскольку современная цивилизация пока еще основана на печатном слове, важно, чтобы 100% учеников научились читать (это более или менее происходит к концу четвертого класса). Символическая культура человеческого поведения позволяет оформлять требуемые обществом модели вербально, извлекать необходимую для обучения информацию, что сокращает время на усвоение материала и позволяет быстро эволюционировать. Важно, чтобы ребенок не просто слышал речь, а участвовал в вербальной интеракции (речевом взаимодействии).

Еще один аспект чтения — понимание текста. Если «механические» навыки освоены недостаточно, текст понимается плохо; читать вслух и одновременно понимать прочитанное труднее, чем слушать и понимать. Можно автоматически воспроизводить текст, но не знать простых слов, оборотов, не понимать содержания (например, «пожаловать» понимается как «жалеть»). Интерпретация текста предполагает построение его внутренней модели, отзывчивость к стилистике, понимание мыслей автора и только после этого — критическое отношение, занятие собственной позиции по отношению к прочитанному. Чтобы разобраться, как понимание может быть устроено, детям и взрослым предлагают обсуждать, задавать друг другу вопросы, поставить текст в виде спектакля, пользоваться жестами, говорить от лица разных героев — персонажей текста.

Сегодня доминируют новые практики чтения — достаточно представить себе, что как где и сколько читают молодые люди, а часто еще и слушают или смотрят то, что раньше можно было узнать только при помощи чтения. Понятия «текст», «чтение», «грамотность» приобрели новый смысл. «Старая» литература в редких случаях выдерживает критерии того, что стоит сегодня давать читать детям. Соотношение текста и картинки, в том числе подвижного изображения, с музыкальным сопровождением, одновременное использование нескольких источников поступления контента не дают данных о глубине и надежности усвоения информации и целесообразности ее предъявления. Важно заниматься пониманием ситуаций и предложений, содержащих верные и неверные утверждения, чтобы ребенок тренировался не только в понимании отдельных слов, но и в их комбинации и соотносил услышанное или прочитанное с ситуацией. Ребенку важно понимать грамматические различия и отличать грамматически правильную форму от неправильной. Нужно следить за использованием дифференцированной и сложной лексики, глаголов необщего значения.

 Прагматические трудности связаны с производством или пониманием речи в определенном контексте. Например, дается слишком много или недостаточно информации, социальные подсказки игнорируются, что-то понимается сверхбуквально, метафоры не воспринимаются. Неверная просодия, контекстный диссонанс, речь «робота» затрудняют понимание. В рассказах должны быть не отдельные предложения, а связность. Следует воспринимать не по одному предложению, а всю их совокупность во внутренних взаимосвязях. Именно поэтому важно не только читать, но и рассказывать детям истории, пусть самые простые из собственной жизни, но такие, которые позволяют представить себе причинно-следственные связи, внешний облик, прокрутить в голове последовательность событий.

К чтению относится и создание библиотеки — полки или шкафа с книгами, откуда дети могут сами брать то, что им хочется почитать. В семье или детском саду иногда используют фигурки сказочных персонажей, чтобы рассказывать с их помощью разные истории, продолжая задачи чтения. Стимулируют создание иллюстраций и своих продолжений историй. Иногда устраивают внутреннюю почту, чтобы дети рисовали письма и открытки. В уголках, где играют в доктора, поощряют «записи» правил лечения, в игрушечных кухнях — написание «рецептов», в магазине — изготовление «чеков». Как можно больше всех предметов в помещении должно быть подписано так, чтобы ребенок приучался видеть слово целиком (если на стену помещается плакат, то обязательно на уровне глаз ребенка). Если в руки попадает билет в театр или на поезд, полезно показать его ребенку и объяснить, что там написано. Лучше учатся дети, в семьях которых много средств для письма и рисования, а родители не только читают по работе, но и для собственного удовольствия.

 Сегодня дети хотят получать информацию — и благодарны за разные энциклопедии. Взрослые варьируют внешний вид книг, их функции и особенности, и поразить малыша становится трудно. В перспективе — такие электронные книги, которые позволяют самообучаться.


Когда мы говорим о чтении, обычно мы имеем в виду чтение с целью извлечения смысла, то есть чтение текста. При этом наш собственный опыт говорит, что чтение выглядит так не сразу. Нередко маленькие дети могут идентифицировать отдельные слова и, например, узнавать свое имя или названия знакомых вывесок («Аптека», «Детский мир»). Этот этап получил название «логографическое чтение»: слово обрабатывается в виде целостного визуального образа, и для его произнесения или понимания необязательно знать, из каких частей оно состоит. Возможности такого чтения, конечно, очень ограничены. Далее ребенок осваивает закономерность между тем, как отдельные буквы и целые слоги выглядят, и тем, как они произносятся, — это этап альфабетического чтения, на нем ребенок способен совершить путь от графем к соответствующим им фонемам. Ребенок, усвоив эти правила соответствия, может прочитать самые разные слова, но испытывает трудности с длинными словами и не может читать быстро и долго. Следующий уровень — ортографическое чтение — является своеобразным синтезом предыдущих этапов. Ребенок способен быстро и эффективно переводить графемы в фонемы, а неоднократное чтение одних и тех же буквосочетаний и целых слов позволяет это делать практически автоматически.

В подобном виде модель освоения чтения в альфабетических языках представлена у большого числа авторов, наиболее цитируемой из которых является Ута Фрит

Стоит, правда, сказать, что модель неуниверсальна: очевидно, что не все люди проходят все эти стадии, а кроме того, в различных орфографических системах автоматическое чтение может осуществляться с помощью разных стратегий.

Например, самая простая, коннекционистская модель предполагает существование трех функциональных уровней: уровня орфографии (как слово выглядит), уровня фонологии (как слово звучит), уровня семантики (что слово значит). В зависимости от языковой системы этот треугольник чтения может быть пройден по-разному.

Для тех языков, где графемы (буквы и буквосочетания) и фонемы соотносятся очевидным образом, предполагается, что чтение проходит по фонологическому маршруту. Для языков, в которых это соотношение неочевидно, для произнесения слова вслух необходимо включение семантического уровня, знаний человека о значении читаемого слова. 
К первому типу языков относится русский: в нем достаточно прозрачно соотносится написание с произношением (хотя эта прозрачность наблюдается не на уровне отдельных букв, а на уровне отдельных слогов, так как, например, согласные буквы могут читать различным образом в зависимости от следующей за ними гласной). Ко второму типу относится английский. Освоить чтение на русском проще, чем на английском. И предполагается, что дети, если они не имеют особых трудностей с чтением, должны освоить побуквенное или послоговое чтение на русском уже к концу первого класса.

Для того чтобы это случилось, чтобы ребенок освоил чтение, кто-то ему должен сказать, по каким правилам это делается. Для русского языка в советское время возникла мысль о том, что для того, чтобы научиться читать, необходимо осознавать, понимать, из каких звуков и звукосочетаний состоят слова в нашей устной речи. Идея советских психологов, прежде всего Бориса Эльконина, заключалась в том, что необходимо быть фонологически осознанным, чтобы научиться читать. Это очень сильно повлияло на то, как обучают детей в России: для тех детей, которые еще только приступают к освоению чтения, часто предлагают найти рифму к слову, или подобрать слова с одинаковым началом, или разделить слово на фонемы. И это было очень удачно, потому что в дальнейшем большое количество эмпирических исследований показали, что фонологическое осознание играет важную роль в освоении чтения и является значимым предиктором развития этого навыка у детей, в особенности того, насколько правильно, безошибочно, дети читают. Помимо фонологической осознанности и знаний правил графемно-фонемного перевода, ребенку необходимо быть морфологически осознанным, то есть знать, из каких морфологических единиц состоит слово. Это поможет, например, для корректного произношения гласных в зависимости от того, на какой слог в слове падает ударение.

Морфологическое осознание, критичное для чтения на русском, при этом может делать существенно меньший вклад в объяснение вариативности навыка чтения в других языках. Глобальные стратегии чтения могут различаться в зависимости от орфографической системы.
При этом, предположительно, мозговые системы, участвующие в чтении, являются универсальными для различных культур и языков. 

Чтение — это сравнительно новое эволюционное приобретение человека, и потому в головном мозге нет специальной «системы чтения». Чтение использует и реорганизует существующие системы мозга, которые изначально для этого не были приспособлены. В процессе освоения чтения изменения происходят в трех основных системах: системе ранней зрительной обработки, в системе фонологического кодирования и в вентральном проводящем пути, начинающемся в первичной зрительной коре.

В отношении последнего были проведены очень интересные исследования. Например, в начале 2000-х годов Станислас Деан, Лорен Коэн и соавторы определили, что одна область в вентральной части затылочно-височной коры левого полушария особо чувствительна к написанным и напечатанным словам у грамотных взрослых. Ей дали название — область визуальной формы слова (VWFA). Она начинает демонстрировать подобную специализацию лишь тогда, когда ребенок начинает осваивать навык чтения, хотя до этого ее активация была одинакова при просмотре слов и других визуальных объектов, например изображений лиц.

По этой причине чувствительность VWFA и ассоциированных с ней компонентов энцефалограммы (например, компонента N170 вызванных потенциалов мозга) являются своеобразными индикаторами развития навыка визуального распознавания слов, и сейчас большое количество исследований сосредоточено на том, чтобы определить, что те или иные характеристики этих индикаторов могут нам сказать в случаях, когда ребенок по каким-либо причинам не может успешно научиться читать.


Источник: Постнаука

Комментариев нет:

Отправить комментарий